О дружбе на войне

Автор: admin Опубликовано: 28.06.2013 Рубрика: Важные даты

«Кто придумал, что грубеют на войне сердца,

   Только здесь хранить умеют дружбу до конца».

                                                    В.Лебедев-Кумач.

 

Провожая меня в декабре 1942 года в армию, а из семьи я уходил на фронт четвертым, отец наказывал беречь себя, не лезть на рожон и обязательно иметь на войне друзей. Я понимал, что беречь себя, конечно,  было нужно, но не за счет других, ведь война равняет всех и на ней одно правило: «Один за всех, и все за одного!». А вот друзей, которые в случае опасности придут на помощь и, если надо, смогут пожертвовать собой, иметь на фронте было просто необходимо. Я расскажу о тех людях, которые в военные годы и в бою, и на отдыхе, и в учебе были моими настоящими друзьями.

В снайперской школе, куда направили нас, призывников Кушалинского райвоенкомата, было девять человек. Назову всех поименно: Николай Веселов, Николай Шадров и Арсений Шмелев из с.Кушалино; Николай Трусов, Александр Бемов и Николай Ворошилин из с.Ведное; Сергей Виноградов, Сергей Шаланов и Сергей Курочкин из с.Застолбье. По воле судьбы мы все были распределены в первый батальон, в первую и вторую роту. Каждое воскресенье мы собирались вместе, обменивались новостями, полученными из дома. Если кому-то приходили посылки или к кому-то приезжали родные – все присланное и привезенное делилось.

Но особые узы дружбы связывали меня с С.Шалановым, Н.Трусовым и И.Полозовым (он был из Горицкого района). Нас так и звали – «неразлучная четверка». Кроме личных предметов, у нас все было общим.  Это учел командир взвода, когда нас стали делить на снайперские пары. Я был в паре с С.Шалановым, Н.Трусов с И.Полозовым. Нам хотелось и на фронт попасть вместе, но не вышло. Со мной воевали И.Полозов и Н.Шпак из третьей роты. Он на вид был какой-то неловкий, медлительный, но оказался замечательным стрелком и очень хорошим другом.     Друзья были надежными: однажды они бросились спасать меня, когда во время переправы через Днепр при налете немецких самолетов меня взрывной волной сбросило с понтона в воду. Я успел ухватиться за бортовой выступ, а он был скользкий, к тому же течение быстрое. И если бы мои друзья чуть промедлили, а они меня просто выдернули, то остался бы я навсегда в холодных ноябрьских водах Днепра.   Ваня Полозов достал новые фланелевые портянки, я быстро переобулся, а уже на берегу, старшина заменил обмундирование.

Западнее Киева во время боя за г.Ходоровка наш взвод попал под огонь двух пулеметов. Я уже был командиром взвода, приняв на себя командование после тяжелого ранения лейтенанта Черемных. Николай Шпак сумел несколькими выстрелами ликвидировать один пулемет, а со вторым никак не могли справиться. Наша задержка не позволяла идти вперед всей роте. Что делать? Я подозвал к себе Ваню и Николу, и мы решили применить для подавления пулемета бутылки с зажигательной смесью. Они у нас имелись, так как мы были истребителями танков. Попросил ребят обойти, то есть подползти к пулемету справа и попробовать выкурить врага бутылками. Если же они не разобьются и не воспламенятся, бросить в то место гранату. Ребята поползли выполнять задание, а я огнем из противотанкового ружья, отвлекал внимание немца на себя. У нас все получилось, враг был вынужден отступить. Рисковали ли мы жизнью тогда? Конечно, рисковали. Но мы были друзьями и верили  друг в друга.

Спустя два дня после этого я был тяжело ранен в правую ногу и, почти теряя сознание, полз в тыл. Меня догнал, тяжело дыша, мой друг Ваня. Осколок попал  ему под правую лопатку, и он, будучи сам серьезно раненным, взял мой автомат и медленно шел за мной до тех пор, пока мы не вышли к огневым позициям минометного батальона. Оттуда нас перевезли в санроту.  После перевязки я впал в сон, а когда очнулся – Вани уже не было: его увезли в санбат. И встретился я с ним только в 1948 году в Горицах, куда он приезжал из Ленинграда в отпуск. Эти встречи продолжались до 1988 года, наша дружба длилась 46 лет.

Николай Шпак был родом из Саратовской области, куда его предки переселились из Украины. Я писал туда в Совет ветеранов, но ответа не получил.

Из госпиталя меня  направили в 308 запасной полк, где три месяца  был в учебном батальоне командиром отделения. За это время подружился с двумя солдатами, с которыми можно было идти на любое задание. По национальности Худин был татарином, а Ташбулатов – киргизом. Мы также очень хотели, чтобы нас отправили на фронт вместе, но, увы, не вышло. Очень жаль было расставаться друг с другом.

Из запасного полка в составе небольшой группы я был направлен в 26-ю гвардейскую дивизию, но попал не 77-й стрелковый полк, где служил до ранения, а в 57-й артиллерийский полк, в четвертый  дивизион 122 мм пушек-гаубиц. Был зачислен на должность топографа-вычислителя в отделение разведки. Нет, мы не ходили в тыл немцев и не брали «языка». Наша задача состояла в том, чтобы находиться как можно ближе к передовой линии обороны немцев и вести разведку огневых точек и укреплений, готовить по ним данные для их ликвидации огнем артиллерии. Это было опасно, а потому взаимная помощь и выручка были просто необходимы.

На службе в армии мне всегда везло на командиров. Ни во время боевых действий, ни после них я не видел грубого отношения офицеров к солдатам. А служить было трудно. Все пушки, все боеприпасы перевозились на лошадях, а они по уходу и кормлению требовали дополнительных сил и времени. И только дружеские отношения командиров и солдат помогали решать все возникающие проблемы и трудности.

В боях за Кенигсберг приходилось на понтонах перевозить пушки через реку Прегель. Кони иногда отказывались входить на них, их силой туда затаскивали. А пушки потом на понтон закатывали вручную. Все это проходило под огнем немцев, ведь они дрались за город с яростью обреченных. Мы все понимали: чем быстрее переправимся, тем больше у нас шансов остаться в живых. А жить хотелось всем, ведь война-то приближалась к концу. И здесь в батарее у меня были друзья, на которых можно было положиться в любой опасности. Это командир отделения Петр Филатов, Василий Воронов, Иван Колотайло. Мы настолько были дружны и верны друг другу, что вряд ли какая сила могла разрушить нашу дружбу. Я, Филатов и Воронов уже воевали, имели и ранения, и награды. А вот Ваня Колотайло – этот веселый молдаванин  только пришел на войну, и его, как могли, оберегали. Но уже в боях за Кенигсберг он был представлен к награде медалью «За отвагу».

После взятия Кенигсберга дивизия была переведена для взятия  последнего города Восточной Пруссии – порта-крепости Пиллау. В конце апреля 1945 года бои шли уже в его центре. Мы воевали на левом участке наступления, и уже с верхних  этажей были  видны портовые сооружения. Перед нами была не то площадь, не то широкая улица. Для лучшей корректировки огня батареи нам было приказано сменить пункт наблюдения и подойти как можно ближе к противнику. Оставив на месте Ваню, мы втроем: Филатов, я и Воронов (они на фото справа в верхнем ряду второй и третий) – пытались перейти эту улицу, но нас встретили пулеметным огнем справа, из развалин дома. Но приказ надо было выполнять. Тогда я сказал Филатову, чтобы они оставались на месте и ждали, а  я, поскольку не раз был в таком положении и привык в пехоте ползать ужом, решил попробовать достать этот пулемет гранатами. Он стал возражать, но я ответил: «Ты командир, жди здесь. Если не будет взрыва второй гранаты, значит, со мной что-то случилось и готовьтесь прийти на помощь. А если будет третий взрыв, быстро пересекайте улицу вместе с пехотой». Веря своим друзьям, зная, что они в беде не оставят, с задачей справились, и немецкие пулеметчики были уничтожены. Мы сменили наблюдательный пункт и могли корректировать огонь батареи даже в пределах порта и пристани, где потом высадился морской десант.

2 мая, когда пал Берлин, был взят и порт-крепость Пиллау. Война в Восточной Пруссии закончилась. Скоро мы перешли на мирную службу, а дружба наша продолжалась до увольнения из армии. В память о  боевой дружбе в нашей батарее всем давались фотографии.

 

О боях, пожарищах,

О друзьях, товарищах,

Где-нибудь, когда-нибудь

Мы будем вспоминать…

 

                                         Ветеран войны и труда А.В.БЕМОВ,

                                                                   с.Ведное.

Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS 2.0 Вы можете оставить отзыв, или трекбек.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *