Импортозамещение в туризме на районном уровне, или турмаршрут «Рамешковская петля»

Автор: admin Опубликовано: 02.12.2016 Рубрика: Краеведение

Вместо предисловия

 

«Все, что ни делается – все к лучшему», – гласит русская народная мудрость. Так случилось и с развитием внутреннего туризма в нашей стране после введения санкций, объявленных странами Запада.

В последнее время стали появляться и крупные туристические проекты, и совсем небольшие. Но суть их одна и та же – продемонстрировать туристическое многообразие не только целых регионов, но и отдельных муниципальных образований.

Так произошло и в Рамешковском районе. Своеобразным катализатором данной работы послужило знаковое мероприятие – 9 июля 2016 года состоялся молебен и торжественное открытие святого родника близ села Замытье  в связи с окончанием работ по его благоустройству.

Все работы были проведены силами местного Благотворительного фонда «Преображенский Собор» (Преобрсобор.рф) при поддержке местной администрации c.п. Высоково. Благотворительный фонд создан в 2011 году и неслучайно носит название «Преображенский Собор» (председатель правления фонда Г.В. Спажев), так как основной его целью является восстановление удивительного по красоте Преображенского Собора, который находится в древнем русском селе Замытье. Он  построен тверским губернским архитектором Николаем Леграндом-младшим в 1833 году на месте деревянной церкви.

Но жизнь поставила перед фондом и другие задачи: не только восстановить храм, а службы в нем уже идут, но и сделать его достоянием как можно большего количества людей. И в этом отношении туризм является  лучшим и проверенным механизмом, тем более что сам маршрут из Твери до села Замытье и обратно был описан еще десять лет назад, за что автор этих строк был удостоен Диплома Национальной премии им. Юрия Сенкевича за 2007 год.

Сегодня фондом «Преображенский Собор» готовится первый туристический проспект с описанием данного маршрута, который будет включать только основную информацию о том, что можно посмотреть, если вы захотите проехать 150 километровую «Рамешковскую петлю». А мы же предлагаем нашим читателям более полный рассказ об этих удивительных и пока еще малоизвестных местах.

  1. Несколько слов о рамешковской земле

История любой семьи неразрывно связана с историей малой родины. В моем случае – это Рамешковский район. Много раз на автомобиле вместе с семьей мы посещали самые разные уголки этого района, и каждый раз нас ждало пусть маленькое, но открытие. В итоге у нас сложился свой собственный туристский маршрут…

Есть места, которые давно уже стали туристскими центрами. В Тверской области это, прежде всего: Старицкий, Торжокский, Осташковский, Конаковский, Вышневолоцкий, Кашинский, Калязинский, Торопецкий районы, которые располагают или значительным количеством памятников истории и культуры, или довольно развитой туристской инфраструктурой, включая объекты санаторно-курортной сферы.

Что касается Рамешковского района, то никто его никогда не причислял к туристским центрам, хотя, может быть, и напрасно. А для того, чтобы понять, что именно представляет собой этот край в туристском плане, мы и предлагаем всем желающим совершить небольшую экскурсию по достопримечательностям Рамешковского района. Наш маршрут можно условно назвать «Малая Рамешковская петля», потому, что на карте он будет выглядеть именно так…

В XII—XIV вв. основная территория района входила в состав Каменского стана Бежецкого Верха; западной частью — в состав Бежецкой Пятины и принадлежала Великому Новгороду, а южной частью, от теперешних границ района до реки Кушалки – в Шезский стан Тверского княжества. В 1766 г.  Бежецкий Верх был переименован в Бежецкий уезд, в составе которого остался Каменский стан.

Исторически сложилось так, что населенные пункты размещались в большинстве своем по берегам рек, речушек, озер и водоемов. В 1891 г. на реке Медведице, в пределах нынешнего района, размещались 60 сел и деревень с населением около 13 тыс. человек, на реке Каменке — 11. Сейчас население всего района составляет примерно 16 тыс. человек…

Стоит проехать всего лишь 36 км от Твери на север по Бежецкому шоссе и нас ждет встреча с удивительным местом, которое называется селом Кушалино. Здесь мы сделаем нашу первую остановку.

 

  1. Село Кушалино – забытая страница национальной истории

Село Кушалино – неотъемлемая страница национальной истории, ведь с ним  связана судьба Симеона Бекбулатовича – Великого князя всея Руси. Жизнь этой исторической личности неоднократно и подробно описана. Мы же остановимся лишь на некоторых эпизодах ее, которые непосредственно связаны с Тверским краем вообще и селом Кушалино, в частности.

Симеон по рождению был этническим татарином и до крещения именовался Саин-Булатом. В качестве касимовского царя Саин-Булат принимает участие в Ливонской войне, в походах 1571-1573 годов. В июле 1573 года, видимо, по настоянию Ивана Грозного, касимовский царь был крещен здесь же в селе Кушалино, получив при этом, христианское имя Симеон. Скорее всего, крестили его в древнем Архангельском монастыре, который находился здесь же в Кушалино вплоть до литовского разорения в начале XVII в. В память о существовавшей когда-то обители – монастыря Архангела Михаила – в 1909 году был установлен памятный знак, который сохранился до наших дней.

Сегодня надпись на памятнике не читается, но благодаря рукописной книге «История села Кушалино» местного краеведа Георгия Петровича Келейникова, мы знаем, что здесь написано. А именно: на восточной лицевой стороне – «Усердием старосты церкви села Кушалина Ивана Ефремова и благочестивых прихожан»; на южной стороне – «Помянух дни древния и поучихся во всех делах твоих Псал 142.5»; на северной стороне – «Сооружен сей священный памятник на месте бывшего до XVII века Михайло Архангельского монастыря в молитвенную память о зде лежащих отцах и братиях наших»; на западной стороне – «По благословению Тверского Архиепископа Алексия при священниках села Кушалина Николае Флерове и Николае Мехлицком освящен 20 июля 1909 года».

В этом же 1573 году Иван Грозный женил Симеона. Его супругой стала одна из красивейших женщин того времени Анастасия Мстиславская, дочь князя Ивана Федоровича Мстиславского, которого иностранцы называли «принцем крови» – мать его была племянницей великого князя Василия III. Таким образом, Мстиславские, которые вели свой род от Великого литовского князя Гедимина, приходились родней и царю Ивану IV.

Осенью 1575 года судьба преподнесла Симеону Бекбулатовичу грандиозный сюрприз. В жизни его произошел настоящий переворот. Иван Грозный отрекся от царства в пользу касимовского царя. И почти год Симеон был царем, но в августе 1576 года Грозный «ссадил» его с трона, причем обошелся с ним милостиво. Ему был пожалован внушительный титул Великого князя Тверского (к тому времени никто, кроме Ивана Грозного, не имел великокняжеского титула — здесь и далее прим. автора). К титулу, как и следует, прилагались обширные земли в Твери и Торжке. Кроме Кушалина в вотчину бывшего царя входили также села: Щербинино, Березник, Мигайлово (ныне Мигалово), Черкассы, Бели-Кушальские, Свистуново и другие.

Можно по-разному относиться как к царствованию Симеона Бекбулатовича, так и к нему самому, но помазан на царство он был по всем тогдашним законам. Венчался на царствование Симеон в Успенском соборе Кремля, как и положено было московским государям. И сложись немного по-иному история нашей страны, вполне возможно, что именно он мог бы стать родоначальником новой царской династии.

В 1584 году после смерти самодержца все круто изменилось в жизни Симеона. При Федоре Иоанновиче власть оказалась в руках царского шурина Бориса Годунова. Сначала его тесть Иван Мстиславский был обвинен в заговоре против Бориса Годунова и в 1585 году пострижен в Кирилло-Белозерском монастыре. В том же году сам Симеон Бекбулатович был лишен титула и имений и сослан на житье в Кушалино.

Вот как пишет о том времени известный историк Руслан Григорьевич Скрынников в монографии «Россия накануне «Смутного времени»: «Крещеный татарский хан Симеон по прихоти Грозного занимал некогда московский трон, а затем был объявлен великим князем Тверским. После смерти Грозного Годунов свел служилого «царя» с тверского княжения, и он прозябал в деревенской глуши (в селе Кушалино) в полном забвении. «Царская кровь» и благословение Ивана IV давали Симеону большие преимущества перед худородным Борисом». С именем Бориса Годунова современники связали и историю ослепление царя Симеона. Это также произошло здесь – в селе Кушалино.

Удивительным во всей этой истории является и то, что, согласно родословной легенде рода Сабуровых, одним из ответвлений которой были Годуновы, утверждается, что их родоначальником был татарский мурза Чет, крестившийся в 1330 году.

В любом случае, ничем недостойным Симеон Бекбулатович себя не скомпрометировал ни до, ни после своего царствования. Все это не может не заслуживать самого глубокого уважения.

Что касается кушалинских достопримечательностей, то до настоящего времени здесь сохранился значительный культовый архитектурный комплекс, состоящий из: ныне действующей церкви Смоленской Божьей Матери (Одигитрии) 1592 г. с колокольней более позднего времени и церкви Святого Духа (Духовской) 1842 г. (архитектор И.Ф. Львов). К сожалению, церковь Святого Духа, несмотря на свое величие и былое великолепие, не только не используется, но постепенно разрушается.

Кушалинская церковь Смоленской Божьей Матери (Одигитрии) является самым древним сохранившимся сооружением на рамешковской земле. Она  была построена по инициативе самого Симеона Бекбулатовича. Ее появление в Кушалине неслучайно, так как Симеон Бекбулатович был крещен как раз в день, когда прославляется эта икона.

Есть косвенные указания на то, что на Тверской земле Симеон Бекбулатович основал несколько церквей. В 1902 году в селе Тутатнь был найден колокол с надписью «слит повелением царя Симеона Бекбулатовича» (1575), который, к сожалению, был позднее утрачен.

Церковь Смоленской Божьей Матери интересна еще и тем, что некоторые исследователи русского искусства отмечают в ней детали, взятые из итальянских построек начала XVI в. В истории искусствоведения это явление получило название «итальянизмов». Известно, что итальянский архитектор Алевиз построил ряд церквей, которые составляли в архитектуре Москвы значительный пласт «итальянизмов». Высказывается мнение, что дошедшие до конца XVI в., эти храмы могли служить образцом для других построек этого времени, в том числе и кушалинской церкви…

С историей села Кушалино связано имя еще одной исторической личности – русского полководца Дмитрия Петровича Пожарского-Лопаты. Это была его вотчина. В 1617 году он был послан в Тверь полковым воеводой с задачей оборонять город от польско-литовских интервентов и доставить запасы для русского войска в город Белый. В течение двух недель Пожарский-Лопата руководил обороной Твери, лично участвовал в вылазках.

В 1618-1628 годах  Пожарский-Лопата оставался  воеводой в Твери. Под его руководством были выстроены новые башни Тверского кремля, мосты через рвы, потайной ход, было отлито несколько новых орудий, увеличен стрелецкий гарнизон. Пожарский-Лопата содействовал развитию торговли Твери после польско-литовского разорения в начале ХVII века.

Считается, что есть в селе и французское кладбище, сегодня утраченное, где хоронили пленных французов во время Отечественной войны 1812 года, проходивших через Кушалино в Бежецк.

Мы же покидаем Кушалино, снова выезжаем на трассу Тверь – Бежецк и продолжаем наше путешествие, во время которого можем увидеть еще один уникальный памятник: у деревни Минино со стороны Рамешек справа по движению сохранился более чем километровый участок вымощенной камнем дороги – это часть старого Бежецкого тракта, который раньше пересекал практически все близлежащие деревни и села. Среди соснового леса это место выглядит очень живописно. На 47-м километре нам придется опять свернуть налево, чтобы посетить другое древнее русское село Застолбье.

 

  1. Село Застолбье – родина двух святых

 

Застолбье известно с середины XIII века как приграничное населенное место Новгородской феодально-вечевой республики. В прошлом это село было вотчиной бояр Застолбских.

Последним владельцем села из этого древнего рода был Иван Елизарович, который вместе сыном Нестором в 1555 году был послан Иваном Грозным в Казань, во вновь созданную Казанскую епархию. В последствии отец и сын приняли монашество и были канонизированы Русской Православной церковью в конце XVI века вместе с их духовным наставником первым казанским архиепископом, святителем Гурием с наименованием «преподобные Ион и Нектарий, чудотворцы Казанские».

Вот как об этом рассказывают церковные тексты: «Царем Иоанном дан был святителю для забот о делах житейских боярин Иоанн Застолбский. Боярин был богатый человек, но служил святителю со всем усердием и под влиянием благочестия святительского боялся греха всего более, любил правду и был строго честен; особенно служил он святителю во время болезни его. Сын его Нестор, кроткий юноша, с юных дней стал весть жизнь строгую, под одеждою боярского сана носил власяницу, соблюдал пост и любил молитвы храма; с согласия доброго отца принял он монашество с именем Нектарий и скончался юным иноком. Вслед затем принял монашество и отец, с именем Ионы; недолго поболев, Иона заповедал похоронить его вблизи святителя, в той палатке, которую построил он для него и где похоронил он сына. При открытии мощей святителя Гурия найдены нетленными тела и одеяния иноков Ионы и Нектария, верных учеников святителя».

Память их празднуется в день первого обретения мощей Ионы и Нектария, найденных вместе с мощами св. Гурия и Варсонофия 4 октября 1595 г. (17 октября по н. ст.). Удивительно то, что и Гурий, и Варсонофий также были связаны с тверской землей. С 1995 года рака с мощами Ионы и Нектария Казанских установлена в православном Петропавловском соборе г. Казани.

Сегодня о древней истории села напоминает лишь церковь Вознесения (1798 г.).  Раньше здесь была еще часовня Николая Чудотворца, по преданию, построенная на месте дома Ионы и Нектария, но сейчас даже местные жители не могут указать это место.

Летом 2008 года в память о Святых Застолсбких перед церковью был установлен памятный крест, в основном стараниями уроженца этих мест А.Е. Серова. Да и мощи наших святых земляков могли бы, наверное, время от времени, привозиться на тверскую землю…

Есть в этом селе и еще один памятник, стоящий на постаменте рядом с МТС – машино-тракторной станцией, которая в народе называлась раньше «станом». Это один из первых советских тракторов.

 

  1. Ф.Н. Глинка и Голенищевы-Кутузовы

 

Вскоре мы въезжаем в поселок Городковский, получивший свое название от деревни Городок, которая удобно расположилась на излучине реки Медведицы, притока Волги. Здесь же в Медведицу впадает река Каменка, которая несколько километров течет параллельно шоссе. Перед поворотом на деревню Соколово есть удобный съезд к этой живописной речке.

Сразу за поворотом на д. Соколово на возвышенности прямо перед нами хорошо видны внушительные постройки – храмовый комплекс Михайловско-Прудовского погоста (58 км. от Твери). Комплекс состоит из двух некогда прекрасных храмов. Это церковь Троицы (1812 г.) и Казанская церковь (по другим данным храм посвящен иконе Божьей Матери «Взыскание погибших») (1876-1883 г.г). Храмы находятся накануне полной утраты и нуждаются в срочных противоаварийных работах.

Еще в 1910 годах в населенных пунктах нынешнего Рамешковского района находилось 32 церкви, 47 часовен, 2 монастыря, 1 молельный дом. На 1 января 2001 года сохранились в разной степени разрушения 25 церквей, 3 часовни, 1 монастырский комплекс, 1 молельный дом. Разумеется, если даже удалось восстановить богослужение в той или иной церкви, внутреннее убранство их оказалось утраченным безвозвратно. И это при том, что никаких войн и иноземных захватчиков за последние, почти 500 лет, на этой земле не было.

Место это интересно еще и тем, что деревню Кузнецово, которая находится здесь же, в 1797 году Павел I пожаловал Ивану Логгиновичу Голенищеву-Кутузову (1729-1802). Он принадлежал к старинному дворянскому роду, всю жизнь прослужил на флоте и в 1797 году был назначен вице-президентом Адмиралтейств-коллегии с правами генерал-фельдмаршала по флоту. В 1798 году он становится президентом Адмиралтейств-коллегии. Был не только военным, но и писателем, переводчиком, издателем карт и работ по флотоводству. Напомним, что его знаменитый родственник Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов принадлежал к графскому роду.

Служить на русском флоте было традицией этой семьи. Его сын Логгин Иванович (1769-1846) также всю жизнь отдал флоту, в 1801 году получил чин генерал-лейтенанта и был назначен генерал-казначеем флота. С 1827 года – председатель Ученого комитета при Морском министерстве. Вполне вероятно, что по его инициативе в Кузнецово была построена Троицкая церковь.

О Л.И. Голенищеве-Кутузове есть упоминание в книге известного русского путешественника Г.А. Сарычева «Путешествие по восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану»: «Но его превосходительство Логгин Иванович Голенищев-Кутузов принудил меня дневниковые мои записи обработать, привесть в порядок и составить из них связное повествование». И по сей день на древнем сельском кладбище можно видеть надгробную плиту на могиле одного из потомков первого владельца этого имения.

Последним же владельцем имения из рода Голенищевых-Кутузовых была Авдотья Павловна, которая в 1830 году вышла замуж за поэта пушкинской эпохи, героя Отечественной войны 1812 года, географа и археолога Федора Николаевича Глинку. Тридцать лет они прожили в любви и взаимопонимании, вплоть до кончины Авдотьи Павловны.

Нельзя не сказать, хотя бы несколько слов о родителях Авдотьи Павловны. «Павел Иванович Кутузов был человек умный,.. начитанный, говорил и писал на многих языках (французский знал отлично)… Притом Павел Иванович был великим мастером в высших степенях масонства, имевшем тогда огромное значение». (Ф.Н. Глинка «Мои воспоминания о незабвенном Н.М. Карамзине»).

Глинка очень точно охарактеризовал своего тестя, который доводился племянником фельдмаршалу М.И. Кутузову, человека далеко не однозначного. С одной стороны – это утонченный литератор, не только писавший оригинальные произведения, но и переводивший с французского, немецкого, итальянского, английского, греческого и латинского. Но в истории русской литературы он остался не благодаря своим литературным произведениям, сегодня основательно забытым, а той литературной войне, которую он, не жалея сил и времени, вел с Н.М. Карамзиным, пытаясь уничтожить его, «как человека, вредного обществу, и коего все писания тем опаснее, что под видом приятности, преисполнены безбожия, материализма и самых пагубных и возмутительных правил».

Мать Авдотьи Павловны – Елена Ивановна происходила из семьи князей Долгоруких. На кладбище Михайловско-Прудовского погоста до сих пор сохранилась ее могила.

Сама же Авдотья Павловна живо интересовалась литературой, о чем неоднократно пишет Глинка в письмах к своим друзьям: «Если б я забыл Вас, то мне напомнила бы о Вас жена моя, которая еще недавно поставила портрет Ваш подле Шиллера и Гете. Она, будучи еще в девушках, перевела целый том Шиллера. Вчера я выдернул один листок из ее тетрадки и посылаю Вам Военную песню из Валленштейнова лагеря..». ( Из письма к А.С. Пушкину от 28 ноября 1831 года, г. Тверь).

В имение Кузнецово была большая библиотека, переданная в 1897 году Тверскому музею. Часть книг сохранилась в составе библиотеки ТвГУ: более 30 названий второй половины XVIII – первой четверти XIX в.в. по физике, химии, истории, художественные произведения Г.-А.З. Бюргера, И.В. Гете, С. Геснера, Ф. Шиллера и др. Документы Голенищевых — Кутузовых хранятся в Государственном архиве Тверской области.

Когда Глинка бывал в Кузнецове, то все свободное время посвящал исследованию этой местности и древностей, оставшихся там, по его словам, в изобилии. По поручению Географического общества Глинка проводил здесь исследования курганов и древних захоронений. Его работа «О древностях в Тверской Карелии» получила премию Российского Географического общества.

Ф. Н. Глинка был одним из первых отечественных краеведов, у кого возникла идея собирать валуны с загадочными знаками, так называемые камни-следовики. Здесь в своем имении Кузнецово он создал нечто вроде музея под открытым небом. В парке около усадьбы постепенно накапливались камни, так или иначе заинтересовавшие ее хозяина. Среди них попадались экземпляры с изображениями как естественного, природного, так и искусственного происхождения. Большую часть свой коллекции Ф. Н. Глинка описал в статье «Мои заметки о признаках древнего быта и камнях, найденных в Тверской Карелии, в Бежецком уезде», опубликованной в первом томе «Русского исторического сборника» за 1837 г. Вот как он описал один из «странных» валунов: «…черный камень небольшой в объеме, но весьма тяжеловесный, обвит весь разнообразно как бы тесьмою или лентою, на нем же выпукло изсеченною. На одном конце этого камня явственно изсечена стопа как бы обутого человека (ибо виден каблук и след); на другом, противоположном: узел с раскинутыми концами. Средина вся опутана часто пресекающимися выпуклыми линиями. Весь камень имеет вид спеленатой мумии».

Несколько таких камней Ф.Н. Глинка передал в Тверской музей. Известия о находках валунов с выбитыми на них следами птиц, зверей и человека, «отпечатками» рук и подков, крестами различных типов, углублениями в виде чаш, точек и других непонятных знаков и сегодня не перестают вызывать удивление. Никто не может точно сказать, какое назначение они имели, тем более что письменных источников с ответом на этот вопрос найдено не было.

«Благодарные» потомки не сохранили даже могилу этого выдающегося представителя русской национальной культуры, которая находилась в Тверском Желтиковом монастыре рядом с могилой его любимой жены. Сегодня есть предложение перенести землю с места, где когда-то находилось кладбище Желтикова монастыря, для создания на Михайловско-Прудовском погосте символического захоронения Федора Николаевича и Авдотьи Павловны, как символа супружеской любви и уважения…

Современное шоссе Тверь – Бежецк сегодня огибает районный центр поселок Рамешки, оставляя его слева по ходу движения. Поэтому, чтобы попасть туда, нам нужно будет свернуть с него налево, на старое Бежецкое шоссе. Но до этого с левой стороны будет святой источник Ильинский (62 км. от Твери). Здесь мы можем утолить жажду, отведав свежей воды из источника, который в последнее время благоустраивается.

 

5. Поселок Рамешки, или История тверских карел (67 км.)

 

С поселком Рамешки связана еще одна значимая страница российской истории. Здесь в Рамешковском районе бок о бок с русскими долгие годы живут карелы. Карелы (самоназвание – карьяла, карьялане), одно из угро-финских племен. Первые сведения о переселении карел на Верхнюю Волгу относятся к 1553 году. Массовый характер оно приняло после подписания между Россией и Швецией Столбовского мира (1617 г.), по которому часть Карелии отошла Швеции. Карелы, спасаясь от национального и религиозного гнета и преследований, переселялись на земли Тверского края, обезлюдившие после опричного разбоя второй половины XVI в. и событий Смутного времени начала XVII в. Здесь им были предоставлены определенные льготы. Последняя волна переселений карел в Тверской край относится к 1720-годам, когда Карелия по Ништадскому миру (1721 г.) отошла России.

В 1926 году в крае насчитывалось 140,6 тыс. карел. В 1937 году постановлением ВЦИК в границах Калининской области был образован Карельский национальный округ с центром в г. Лихославле, который просуществовал до 1939 года.

Русские и карельские деревни всегда находились в непосредственной близости, но никогда не было никаких массовых межнациональных конфликтов между этими двумя, казалось бы, совершенно разными народами. Может быть, принадлежность к одной вере и была тем гарантом спокойствия и порядка, а может быть и те и другие просто с уважением относились к соседям, не пытаясь смешиваться в уже сложившиеся национальные уклады…

 

  1. 6.     В село Замытье и обратно

 

Всего восемь километров от Рамешек в сторону Никольского и Лихославля и мы въезжаем в еще одно старинное русское село Замытье. И нас снова ждет встреча с Медведицей.

Несмотря на то, что от Высоково до Замытья несколько километров еще не асфальтированной догори, тем не менее, доехать до этого древнего села обязательно стоит, хотя бы только из-за того, чтобы полюбоваться на удивительную по своей красоте церковь Преображение Господне (1833 г.). К счастью, местные жители здесь создали свой благотворительный фонд «Преображенский Собор», который занимается восстановлением храма и многое уже успел сделать для этого.

Церковь Преображение Господне нам интересна вдвойне, так как считается, что она была спроектирована и построена по образцу Владимирской церкви г. Твери, которая, к великому сожалению, не дожила до наших дней… Недалеко от села находится благоустроенный Святой источник Тихвинской иконы Божией Матери с купелью внутри стоящей здесь часовни. Очень красивое место с чудесной живой водой, помогающей при многих болезнях.

Есть предположение, что в селах Застолбье и Замытье в средние века были мытницы, т.е. заставы для сбора проездной пошлины. Эти древние таможни установлены были тверскими князьями и существовали уже в XIV веке.

Хочется надеяться, что активная жизнь еще вернется в эти места, для чего непременным условием являются современные дороги. Тем более, когда речь идет не какой-то глухомани. Если же говорить о селе Замытье, то самым перспективным для этого населенного пункта стало бы строительство моста через Медведицу и дороги с твердым покрытием через древни Жихнево, Твердятино, Заря с выходом в поселок Гродковский. Но пока об этом можно лишь мечтать.

В селе Замытье мы развернемся, чтобы, не спеша, вернуться в Тверь засветло.

В Рамешках целесообразнее повернуть направо на Старобежецкое шоссе, что не только позволит нам «срезать» несколько километров обратной дороги, но и лучше рассмотреть главную местную достопримечательность – архитектурный культовый ансамбль. Это Троицкая церковь, 1784 г., кон.XVIII — кон. XIX в.в. и колокольня церкви Александра Невского (первая пол. XIX в.) с остатками ограды.

В Рамешках есть еще одна достопримечательность – бюст дважды Героя Советского Союза А.С.Смирнова, установленный здесь в 1951 году.

Продолжим путь, и на обратной дороге сделаем короткую остановку в деревне Летнево, чтобы попробовать воды из еще одного святого источника, над которым стоит совсем маленькая часовенка. Источник находится в непосредственной близости от шоссе, но чтобы было им удобно пользоваться проезжим, прилегающую территорию еще предстоит обустроить.

 

Вместо послесловия:

 

Старый Бежецкий тракт

 

Старый Бежецкий тракт,

Едем точно на Север.

Старый Бежецкий тракт

В обрамленье лесов.

А в полях васильки,

Да ромашки, да клевер.

А в небесной дали

Птичий звон голосов.

 

Старый Бежецкий тракт –

Моя память и совесть.

Эту землю прошли

Мои предки не раз.

А теперь мой черед

Написать свою повесть.

И по тракту вдвоем

Едем с сыном сейчас.

 

Старый Бежецкий тракт-

Боль потерь и утраты.

Боль за павшие храмы,

За измену и ложь.

И за это, за все.

Только мы виноваты,

А других виноватых-

Где теперь их возьмешь?

 

Старый Бежецкий тракт –

Млечный путь наш отныне.

Старый Бежецкий тракт –

Не свернуть, не сойти.

Мы родные места

Никогда не покинем.

И другую Россию

Нам нигде не найти.

 

Старый Бежецкий тракт.

Да, поможет нам Боже.

Мы осилим наш путь,

И закончим дела.

В край, что Бежецким Верхом

Называем мы все же

Не случайно дорога

Нас с тобой привела.

 

Виктор ГРИБКОВ-МАЙСКИЙ, г.Тверь

 

 

Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS 2.0 Вы можете оставить отзыв, или трекбек.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>