Из истории Тверской карелии

Автор: admin Опубликовано: 20.01.2014 Рубрика: Карельская страница

Считается, что первым кто назвал местность компактного проживания верхневолжских карел Тверской карелией, был поэт-декабрист Федор Глинка. Языком и историей тверских карел (она весьма интересна) занимались многие ученые и общественные деятели, как отечественные, так и иностранные. Назову некоторых: профессоры А.Н.Вершинский и Д.В.Бубрих (русские), карелы – преподаватели ряда ВУЗов – братья Беляковы, А.А.Милорадова, Л.Г.Громова, доктор наук В.А.Виноградов, филолог А.В.Пужина, член Консультативного комитета финоугорских народов в прошлом вице-губернатор Тверской области А.Н.Головкин, финны – академик П.Виртаранта, профессор В.Салохеймо. Их исследования имеются в наших библиотеках.

Вследствие моровых язв, опричнины, иностранных интервенций в XVI, XVII веков обезлюдели русские селения в ряде волостей Верхневолжья. На эти опустевшие земли и пришли карелы с Карельского перешейка, как в старину выражались «под державную руку» единоверных русских царей, когда их исконные земли захватывали шведы. Шведы преследовали карел за православную веру, разрушали их храмы, к тому же установили такой «порядок», что невольно сбежишь. К примеру: по данным Переписной книги Кякисалмского лена (лен – подобие уезда) при наложении налога на хозяйство карела учитывалось не только сколько душ в семье, но и число лошадей, жеребят, коров, нетелей, бычков, овец, коз, свиней, и даже сколько в хозяйстве медных изделий, ружей, собак, рыболовных снастей, силков на зверя, сколько корней хмеля, сколько ржи, овса в поле и амбаре.

Следует отметить, что карелы упорно, героически сопротивлялись завоевателям. Достаточно сослаться на оборону города Корелы (ныне город Приозерск Ленинградской области) в 1610 году. Осажденный шведским войском город с населением около трех тысяч человек (собственно жители, крестьяне окрестных деревень, немногочисленные отряды вооруженных карел и русских стрельцов) отважно сопротивлялись в течение полугода. Город сдался только тогда, когда в живых осталось около 100 человек, остальные пали от ран, болезней и голода. Оставшиеся в живых карельские женщины уносили на своих спинах раненых защитников, оставив в городе все свое имущество. Замечательный русский писатель и историк Н.М.Карамзин сравнивал подвиг защитников Корелы с героической обороной Смоленска от поляков в 1609-1611 г.г.

На верхнюю Волгу карелы уходили тайно, лесными тропами, пешком, с детьми на руках, лишь с самыми незаменимыми пожитками да иконой Николы-угодника (их святого покровителя) в заплечных берестяных кошелях, в лучшем случае пробирались верхом на лошадях или по водным путям на лодках. Пользуясь смутными временами на Руси в начале XVII века, шведы требовали возврата беглецов. Русским царям приходилось откупаться от притязаний шведской короны. Так царь Алексей Михайлович вынужден был заплатить шведской казне 190 тысяч рублей серебром и золотом. Теперь трудно представить себе, сколько мужества, упорства, терпения нужно было иметь нашим предкам, какие им пришлось перенести мучения, испытания, чтобы преодолеть сотни километров путей в неведомые края. Хотя следует сказать, что пути переселения не были карелам совершенно неведомыми. По этим путям карелы издревле вели торговлю с родственными племенами  мери и весь, жившими в бассейне верхней Волги. А позднее со славянами. Кроме того карелы в составе новгородских дружин участвовали не только в походах против немцев и шведов, но и в ростово-суздальские и тверские уделы. На этих путях они нередко обзаводились жильем. Впоследствии их потомки принимали переселенцев с Карельского перешейка, проводили их на свободные земли. Этих людей называли тиедяят (знатоки, знатцы). Беженцы шли группами по нескольку семей. На поиски места постоянного проживания уходили годы, временно устраивались в избах ранее переселившихся земляков или в землянках.

Еще в юности я интересовался у стариков: откуда пришли на Медведицу наши предки и почему. Но толком никто ничего не знал. Иные рассказывали байку, что при Петре 1 какой-то помещик нас выиграл в карты у другого помещика, с тех пор наши карелы здесь и живут. И только моя тетя Анастасия Максимовна Бахвалова (Нас-тёта) рассказала правдоподобную легенду о возникновении деревни Павлово (там она жила в замужестве). По ее словам группа из нескольких семей долго бродила в поисках места, где можно основать деревню. И вот однажды, в начале осени, на поросшем лесом холмистом берегу полноводной реки нашли полянку и решили отдохнуть. Во время скудного обеда послышался какой-то гул, который быстро нарастал. Налетел невиданной силы вихрь. Стало темно как ночью. Все грохотало кругом: ломались и валились деревья. Люди сбились в кучу, дети плакали, взрослые крестились, обращаясь к Богу, молили о пощаде. Смерч ушел. Ветер стих. Небо прояснилось, появилось солнце, и тут перепуганные люди увидели рядом с собой окованный железом сундук. Открыли крышку. В сундуке лежал мертвый ребенок. Старейшины посчитали случившееся божьим знамением и решили: тут быть деревне. Впоследствии на месте падения с неба сундука жители поставили часовню в честь святого Александра Свирского, потому что смерч случился 12 сентября – в день памяти святого. С тех пор и доныне павловские жители празднуют Александров день.

Неимоверное напряжение всех физических и духовных сил потребовалось от карел при обустройстве на новых землях. Сперва ставили шалаши,  рыли землянки. Рубили лес. Ставили избы, бани, хозяйственные постройки. Устраивали пожоги леса, кустарника. Корчевали пни. Ладили деревянные сохи, бороны. Обрабатывали отвоеванные от зарослей залежные участки земли, заброшенные когда-то былыми их хозяевами. Ловили рыбу. Ставили силки из зверя. Собирали грибы, ягоды. Изготовляли великое множество различных деревянных изделий: кадки, бочки, ушаты, ведра, подойники, рукомойники, лохани, квашни, корыта, ткацкие станы и прочую ткацкую утварь, прялки, святцы, корыта, лавки, столы. Да мало ли что еще! А сани, а телеги! Обзаводясь скотиной, выделывали шкуры на тулупы, полушубки; выделывали кожи на сапоги, коты. Вили веревки, ткали полотно, шили одежду. Вязали рукавицы, носки, поголянки и прочее. Все это изготовлялось в каждой или почти каждой семье. Не с тех ли пор весьма искусные умельцы еще пока сохранились в карельских селениях.

Переселенцы записывались в разряд дворцовых крестьян и от царской казны они получали значительную помощь – каждой семье выделялись деньги на приобретение лошади и коровы. Поразительно, но уже в 1709 году, согласно Переписной книге Бежецкого уезда, в каждом карельском дворе было 1 – 2 лошади, 2 – 3 коровы, бычки, нетели, овцы. Позднее, начиная с Павла 1, дворцовые деревни стали раздаваться приближенным царей. Наш Стан достался сенатору Мамзину. Такие «подарки» не способствовали росту благосостояния крестьян и вызывали их недовольство. Даже восстания случались. Такой бунт в середине XIX века произошел в недальней от нас деревне Язвиха. Были вызваны солдаты. Бунт усмирили. Почти всех взрослых мужиков высекли, нескольких сослали на каторгу в Сибирь.

 

Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS 2.0 Вы можете оставить отзыв, или трекбек.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *