Повесть о ненастоящих родителях

Автор: admin Опубликовано: 05.03.2019 Рубрика: Человек и закон

а очередное заседание комиссии по делам несовершеннолетних вошла женщина. Невысокого роста, прилично одета, с достаточно приятной внешностью. Присела на стул так, как будто она здесь впервые и по ошибке, окинула взглядом членов КДН и приготовилась слушать председателя комиссии. Можно подумать – сама невинность и воплощение добродетели. Какое же неправильное может быть первое впечатление! Через минуту, когда зачитали составленный на нее протокол, от предыдущего мнения не осталось и следа. Сразу вспомнился художественный фильм, в котором горе-мамаша писала: «Я ему (своему ребенку) не мать, а ехидна». Что же должна совершить мать пятерых детей, чтобы это сравнение полностью соответствовало ей?

В наш район эта многодетная семья приехала в 2014 году. Глава поселения, сразу стала выяснять: почему взрослые решили приобрести дом в одной из самых отдаленных деревень нашего района и поменять московскую прописку на местную? Первое, что ее удивило, – это стоимость дома, которая превышала реальную в несколько раз. Выяснилось, что недвижимость приобретена на материнский капитал. Причем большую долю взяли себе риелторы, а хозяйке выделили лишь незначительную, совсем малую часть. Для семьи, состоящей тогда из шести человек, это жилье никак не подходило (одна маленькая комната, нет кухни и холодный туалет). Но, как говорится, хозяин – барин, может, со временем здесь все будет обустроено и отремонтировано. С тех пор прошло почти пять лет. Ничего не изменилось.

Познакомившись с новыми жителями, работник местной администрации сообщила секретарю КДН Т.Н. Румянцевой о том, что членам комиссии стоит побывать в этом доме. Второй сигнал пришел с предыдущего места жительства этой семьи. Оказалось, что в Подмосковье семья состояла на учете и  на нее следует обратить особое внимание. Рейд КДН сразу был совершен по данному адресу. Татьяна Николаевна выяснила, что дров на зиму не заготовлено, старшим детям необходимо ходить в школу за несколько километров, поэтому предложила маме написать заявление на проживание детей в социально-реабилитационном центре «Надежда». Намерения секретаря КДН и заведующего территориальным отделом социальной защиты населения Е.В. Юхаревой были благие: помочь родителям обустроить быт, решить материальные и бытовые проблемы. Так и сделали: две девочки и два мальчика стали жить в государственном учреждении. Временно. Получилось – два года. За это время родители практически не интересовались детьми. Редкие звонки по телефону не являются показателем заботы и внимания любящих мамы и папы.

В 2016 году в этой семье родился пятый ребенок. Надо пояснить, что у мамы это второй брак, двое детей имеют другого биологического отца. От нового папы родилось еще трое. После того, как на свет появилась крошка дочь, все дети вернулись в семью. Старшие ходили в школу, жили в учебные дни в интернате, а младшие оставались с родителями.

Пока дети находились в центре, особой надобности посещать семью не было. А теперь к малышке приходила медсестра, к школьникам – классные руководители и ко всем сразу – члены КДН и работники администрации. Акты обследования жилья и условий проживания несовершеннолетних похожи один на другой: в доме грязно и холодно, дети голодные, запаса дров нет, родители злоупотребляют спиртными напитками. Отец мог поднять на детей руку лишь за то, что они взяли конфетку или не выполнили его поручение, когда он был пьян. Все акты были собраны, и органы опеки обратились в суд с просьбой о лишении прав родителей. Последовал отказ. Конечно, судья действовал в интересах детей.

Родители старались, как могли: взяли кредит и наняли московского адвоката.  Он не погнушался взять деньги, но на место ни разу не выехал. «Заботливые» мама с папой предоставляли справки, рассказывали о своих планах. Но в доме при этом ничего не менялось. Как не было стола для школьников, так до сих пор его и нет. Первый суд встал на сторону родителей. Наверное, правильно. До последнего хочется верить, что мама не допустит вреда своему ребенку, потому что у нее развит особый инстинкт, который имеет только женщина-мать. А здесь – пять детей. Бог дает им право на жизнь, хорошую, счастливую, в полной семье, где есть братья и сестры. Наверное, рассмотрение дела в суде должно послужить таким уроком, из которого надо сделать выводы. Так думали все, кроме родителей.

Когда младшей девочке исполнился год, мама решила оставить детей на попечение отца (по закону они имеют равные права) и уехать на заработки. То, что она покинет дом на месяц и уедет не в соседнее село, а в другой регион, ее не смутило. Этот факт насторожил органы опеки и медицинских работников. Сигнал поступил весной. Члены КДН отреагировали быстро. Картина была такова: пьяный отец спал на кровати, малышка находилась в кроватке, мальчик был предоставлен сам себе. Услышав голоса, хозяин смог лишь подняться, но в ту же минуту рухнул на кровать: сильное алкогольное опьянение дало о себе знать. Детей забрали в Рамешковскую ЦРБ.

По дороге женщины, члены комиссии, пытались поговорить с мальчиком, он охотно шел на контакт. Так как его речь нечеткая, то понять его сложно, тем не менее, взрослые услышали, что папа пьет из бутылки, которая стоит всегда у него под кроватью, кричит на них, может и стукнуть. Дети были очень голодные. Одежда на них – грязная, с неприятным запахом. Мать отсутствовала месяц. Младшему ребенку было чуть больше года!

Но самое страшное, что увидели проверяющие, сами матери и бабушки, – это совершенно голую девочку, которая стояла в кроватке, пальцы рук и ног у нее были синие 9врач поставит диагноз обморожение), бутылочка с непонятной жидкостью валялась где-то неподалеку. В доме – грязь и холод. На дворе – апрель. Дом с печным отоплением. Делайте выводы сами.

Второй раз были собраны все документы и направлены в суд. В мае 2017 года решением суда маму ограничили в исполнении родительских обязанностей, а двух пап лишили.

Да, несомненно, и здесь действовали в интересах детей. Суд дал матери второй шанс. Шесть месяцев на исправление – вполне нормальный срок.

Надо сказать, что детям повезло, их всех взяли в приемную семью, никого не разлучили, они почувствовали на себе истинную заботу и внимание. Приемные родители старались создать все условия для полноценного развития и правильного воспитания. Проблемы со здоровьем были у каждого ребенка. Чужие люди не испугались трудностей по спасению детей. Они составляли меню соответственно возрасту каждого подопечного, предъявляли требования индивидуально, старались каждого обогреть любовью и о каждом проявить заботу. Они очень старались, поэтому младшие дети радовались новому дому. А вот старшие стали проявлять агрессию, недостойно себя вести, клеветать на приемных родителей, – одним словом, делать все, чтобы их вернули домой. Ответ на вопрос: откуда такая злоба и неадекватное поведение, нашелся быстро. Это родная мама настраивала детей против новой семьи и учила их, как поступать в том или ином случае. Девочки ее слушали и выполняли все ее советы. Надо сказать, что малыши лишь здесь почувствовали тепло и уют семейного очага, наблюдались первые улучшения в их развитии и в здоровье.

Представляете, какой надо иметь характер женщине, которая, несмотря ни на что, заботилась о приемных детях?! А ее муж ежедневно помогал ей в этом. Низкий поклон вам, Галина Ивановна и Анатолий Алексеевич Бабенко. Вы не пошли на поводу у девчонок, находили силы и оставались выше разборок.

Как и судьи, члены комиссии надеются, что непутевая мамашка одумается, изменит свою жизнь. Они готовы помогать всем, чем можно. Удивил такой факт: на одном из заседаний суда наша героиня объявила о том, что на заседаниях КДН ее не информировали о ее правах, к ней все придираются и настроены против нее. Со всей ответственностью заявляю, что на всех заседаниях разъясняются права приглашенных, им предлагается разнообразная помощь в решении многих вопросов. Конечно, горе-мамам некогда решать многие семейные проблемы, они быстрее найдут, где и с кем им выпить. А то, что старшей дочери необходим паспорт или младшим – логопед, так это может подождать до лучших времен…

С лета 2018 года дети вернулись в родную семью. Все заинтересованные органы были начеку. Продолжились посещения семьи. Что изменилось? Старшая дочь уже уехала получать образование. В деревню приехала бабушка, чтобы сидеть с внучкой и дать возможность матери заработать деньги. Отца лишили родительских прав, он обязан платить алименты. Но у него ответ один: работы нет, нет денег. Однако на спиртное деньги находит. Заботы о детях как не было, так и нет. Проживает с ними в одном доме.

Перед Новым годом члены КДН совершали очередной рейд по поселениям, по графику поехали и сюда. В доме не оказалось ни матери, ни детей. Е.В. Ивановой по телефону женщина сообщила, что они всей семьей уехали в Подмосковье. Но опытные специалисты соцзащиты этому не поверили. Правильно сделали, потому что вскоре мать с детьми обнаружили в нежилом доме. Дети опять подвергались опасности, поэтому опять их изолировали из семьи о отправили в реабилитационный центр.

Чем закончится дело на этот раз? Опять документы собираются в суд. А женщина, которая пришла на заседание КДН, так до конца и не поняла всей своей ответственности за детей и не осознала содеянного.

Больше нечего добавить в эту печальную повесть. Пожалуй, кроме одного. Как только приемные родители узнали о том, что дети в центре, они сразу примчались их навестить.

Н. СУСЛОВА

 

Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS 2.0 Вы можете оставить отзыв, или трекбек.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *